БЕЗЗАКОННЫЕ ОТХОДЫ. Медвестник. Статья о медотходах которая много ссылается на ПИРЕТТУ.

Беззаконные отходы

Источник https://www.medvestnik.ru/content/articles/Bezzakonnye-othody.html   МЕДВЕСТНИК

В начале декабря Росприроднадзор в лице замруководителя ведомства Амирхана Амирханова официально признал, что главный закон об утилизации мусора, №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» не распространяется на медицинские отходы. Они становятся отходами производства только после обеззараживания. Но кто и как должен этим заниматься, неизвестно, поскольку требования к получению лицензий на деятельность по обращению с медицинскими отходами не установлены. Таким образом, Росприроднадзор в очередной раз подтвердил, что утилизацией этого опасного мусора в России может заниматься кто угодно.

Без вариантов

Медицинские отходы составляют 3% образующихся в России твердых коммунальных отходов (ТКО). По данным Минприроды, ежегодно в стране генерируется 60 млн т ТКО, соответственно на долю медицинских отходов приходится около 1,8 млн т. Этот опасный мусор может быть заражен всеми известными микроорганизмами, в нем могут оказаться просроченные лекарства, вакцины и даже части человеческих тел. Он может быть начинен иглами от шпицев, одноразовыми скальпелями и осколками от ампул.

Чтобы захоронить медицинские отходы, их надо сначала обезвредить, довести до состояния обычных ТКО. Но в законодательстве не прописано, кто будет проводить эту процедуру и контролировать качество обработки.

«Действие норм закона №89-ФЗ, а также нормативных правовых актов Минприроды России в области обращения с отходами не распространяется на биологические и медицинские отходы, – пишет Амирхан Амирханов. – Природоохранным законодательством Российской Федерации, в частности законом №89-ФЗ, требования по получению лицензий на деятельность по обращению с медицинскими отходами, оформлению паспортов на медицинские отходы, разработке проектов нормативов образования медицинских отходов и лимитов на их размещение, предоставлению отчетности в области обращения с медицинскими отходами не установлены».

Впрочем, он оговаривается: «Учитывая, что иных способов обезвреживания для медицинских отходов классов Б и В, а также биологических отходов, кроме вышеуказанного (обеззараживание физическими методами и последующее видоизменение), законодательством не предусмотрено, отходы, образованные в производственном процессе по обеззараживанию медицинских и биологических отходов и изменению их товарного вида, являются отходами производства и их обращение регулируется законом №89-ФЗ».

Таким образом, для обеззараживания отходов лицензия не нужна, а для последующего захоронения на полигоне все-таки может понадобиться. Но этот механизм в письме не прописан.

Отметим, что законодательное собрание Пермского края в 2016 году внесло в Госдуму законопроект о лицензировании деятельности по обращению с медицинскими отходами. Но он даже не дошел до первого чтения.

СанПиНы не помогут

Единственный документ, который сейчас регламентирует эту сферу, – СанПиН 2.1.7.2790-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к обращению с медицинскими отходами». Они устанавливают классификацию отходов по степени опасности, правила для медорганизаций, как и в какие сроки должен вестись их сбор, хранение и вывоз за пределы территории, цвет мешков и контейнеров для сбора и правила их маркировки. Но СанПиН не регламентирует утилизацию медицинских отходов – как только автомобиль с ними покинул лечебное учреждение, эти правила перестают действовать.

Классификация отходов по СанПиНу 2.1.7.2790-10

Утилизируй, кто может

Отходы класса А представляют собой обычный мусор, ТКО, его можно без риска для населения захоронить на полигоне. С отходами классов Г и Д должны работать только специализированные организации. Но утилизацией эпидемиологически опасных отходов классов Б и В может заниматься кто угодно.

Директор московского представительства компании «Пиретта», специализирующейся на утилизации медицинских отходов, Дмитрий Перминов рассказал порталу Medvestnik.ru: «Согласно федеральному законодательству, есть разделение отходов по степени опасности – от первого до четвертого класса. Все, что отработало свой срок или было выброшено, от ртутных ламп до нефтешлама, внесено в Федеральный классификационный каталог отходов (ФККО) и для их утилизации требуется лицензирование. Но медицинские отходы были сознательно изъяты из этого классификатора».

Лицензии на утилизацию отходов из ФККО дает Росприроднадзор. Но он не может дать экспертное заключение о том, насколько качественно прошло уничтожение медицинских отходов и представляет ли опасность то, что от них осталось. Минздрав тоже этим не занимается. Не входит это в перечень обязанностей ни Росздравнадзора, ни Роспотребнадзора. Поэтому любой индивидуальный предприниматель может вполне законно заключить договор с больницей и отвезти медицинские отходы на ближайшую свалку, а не заниматься обеззараживанием опасного мусора – автоклавированием, сжиганием и т.д. Все равно, проверить качество его работы будет некому.

Цены на рынке обеззараживания и утилизации медотходов падают все ниже

Об этом говорит и цена, которую предлагают за обеззараживание и утилизацию медотходов. «Компании, которые позиционируют себя передовыми в этой области, утверждают, что могут сделать это по 3-4 рубля за килограмм, – говорит Дмитрий Перминов. – И такая цена ставит в тупик тех, кто честно пытается работать на этом рынке, поскольку она сейчас составляет около 10 руб./кг. А 3-4 рубля – это стоимость захоронения на полигоне».

С ним согласен и генеральный директор компании «ЭкоСервис» Вадим Зверев. Он рассказал Medvestnik.ru: «Разыгрываются тендеры, мы принимаем в них участие и видим, что цены падают все ниже и ниже. Потом смотришь протокол, действительно, выиграл совершенно никому не известный ИП. Я был сильно удивлен, когда узнал, что медицинские организации могут предоставить право вывозить отходы компаниям без лицензии. Им главное – низкая цена».

Скорее всего стоимость правильной утилизации находится посередине, а желания настоящих утилизаторов несколько завышены. Главный врач столичной ГКБ №64 Ольга Шарапова рассказала, что за термическое обезвреживание медицинских отходов больница платит 7 руб./кг, еще 20,9 руб./кг стоит транспортировка. «Наша задача заключается в том, чтобы все медицинские отходы, которые образуются в больнице, были правильно упакованы в желтые мешки, промаркированы соответствующим образом и отправлены в контейнеры. Затем их забирают и их дальнейшая судьба нам неизвестна».

«В Москве и Московской области есть мощности, которые позволяют сжигать медицинские отходы, – рассказал Дмитрий Перминов. – Но за их пределами может твориться что угодно. В Твери, например, основное условие, которое напрямую прописывается в тендерах, – захоронение медицинских отходов на полигоне. В медучреждениях города прямо говорят: у нас нет альтернативы, финансирования не хватает, наш приоритет – лечить людей, а не тратить деньги на утилизацию. Из Крыма, Казани, Нижнего Новгорода медицинские отходы везут в Москву – там их негде сжигать».

Разделять или нет

В отличие от предыдущих СанПиНов 2.1.7.728-99, в действующих сейчас правилах и нормах от 2010 года не предусмотрена сертификация пакетов для сбора медицинских отходов. В них только указано, что для отходов класса Б они должны быть желтыми, класса В – красными и что «одноразовые пакеты, используемые для сбора отходов классов Б и В, должны обеспечивать возможность безопасного сбора в них не более 10 кг отходов». Это позволяет производителям уменьшать плотность пакетов, чтобы снизить их стоимость и увеличить вероятность победы в аукционах по госзакупкам. Поэтому для медицинских отходов закупаются недостаточно прочные пакеты, которые могут порваться при заполнении и транспортировке.

Более того, по словам, Дмитрия Перминова, многие медицинские организации за пределами Москвы закупают пакеты и контейнеры в недостаточном количестве. Лишь для того, чтобы в случае проверки можно было показать, что соответствующая СанПиНу тара у больницы есть. «Недавно в одной области, граничащей с Московской, в огромном медицинском учреждении мы столкнулись с тем, что главная медсестра не знала, что медицинские отходы надо разделять по категориям», – сетует он.

Главные предложения по оптимизации работы с медицинскими отходами, которые исходят от утилизаторов, — введение лицензирования по их обеззараживанию и объединение классов Б и В в один, чтобы не усложнять работу с ними как медиков, так и самих компаний. «Медицинские отходы являются причиной распространения 30% внутрибольничных инфекций, по данным краснодарского Минздрава. Их нельзя сепарировать», – уверен Дмитрий Перминов. «Работу с медотходами не нужно усложнять. Но главное, что необходимо, – это ужесточение допуска участников на этот рынок, введение лицензирования», – добавляет Вадим Зайцев.

Опрошенные эксперты не смогли дать прогноз дальнейшего развития ситуации. В Госдуме вопрос о медицинских отходах не поднимался с сентября 2016 года. Лишь в региональных законодательных органах время от времени проходят «круглые столы», на которых обсуждается эта проблематика. Но дальше обсуждений дело так и не пошло.

Подробнее: https://www.medvestnik.ru/content/articles/Bezzakonnye-othody.html