«Никто не думает, куда деваются ковид-отходы». В Сланцах договорились до Освенцима

https://47news.ru/articles/189734/

В Сланцах активисты возмутились заводом по уничтожению медотходов, а власть напряглась. 47news достал видео технологии, узнал об инвестициях, и кто бы сомневался в протестном электорате.

Так и хочется в начало статьи вставить короткий диалог с бизнесменом, который вроде бы оценил все риски, а не учел медианастроения масс. Все же автор сдержался и, как ему кажется, ключевое слово поставил в самый конец текста.

А если по порядку, то в Сланцах 9 марта пройдёт совещание экологической комиссии муниципального совета депутатов. Вопрос в повестке один — оценка работы завода по утилизации медицинских отходов компании «Пиретта», расположенного в 7 километрах от города. Мероприятие инициировано активистами, вернее – их жалобами. Недовольство группы граждан столь велико, что звучат сравнения с Освенцимом. Так, недавно появилось видео с трагической музыкой и этой аналогией. Впрочем, Сланцы всегда славились экопротестной энергией. Там митинговали и против мусорной реформы в целом.

Как рассказали 47news в местной администрации, предприятие работает с октября прошлого года на земле промышленного назначения. Ранее там располагалась заброшенная нефтебаза. По данным Роспотребнадзора, на площадке действуют две установки по сжиганию медицинских отходов. «Санитарная зона вокруг предприятия, по нормативам, составляет полкилометра», — отмечают чиновники.

По данным контролирующих ведомств, медотходы поступают из Сланцевской, Гатчинской, Токсовской, Тосненской, Ломоносовской, Подпорожской больниц и ряда других медучреждений Ленинградской области и Петербурга. В списке, например, — Центр имени Алмазова и Гатчинский перинатальный. Контракты видны в СПАРКе. Всего же около 700 медучреждений, в том числе фельдшерских пунктов и стоматологий. Около 80% объема приходится на государственные больницы, остальное — на частные клиники.

Сырьё делится на классы. Так, в «А» включено все, что не имеет контакта с больными, — канцелярия, упаковка, мебель. В классе «Б» эпидемически опасные отходы — бинты, шприцы, пластик, памперсы, биоматериалы и прочее, а также от ковидных стационаров. Это что касается Сланцев. Остальные классы уже с чрезвычайной эпидемиологической, токсической и радиационной опасностью.

По данным комздрава, город и область генерируют около 500-600 тонн медотходов в месяц. При этом областная часть — 70-80 тонн. «За время пандемии количество выросло», – предсказуемо отмечают чиновники. Заметим, что это — примерно 1,5% от общего числа мусора. По предварительным данным, на площадке в Сланцах уничтожается около 150 тонн в месяц.

Цена колеблется от 30 до 100 рублей за килограмм. В неё включена поставка расходных материалов, транспортировка и утилизация. По словам участников рынка, «Пиретта» работает по нижней планке. Возможно, компания может это позволить, поскольку занимает около 40% рынка, отмечает один из осведомленных коммерсантов.

Как рассказали 47news в Роспотребнадзоре, на площадке работают два так называемых нейтрализатора, а проще печи с производительностью до 100 килограммов в час. Температура в реакторе достигает 1300 градусов за счёт взаимодействия вентиляторов и дымососов. Энергию обеспечивают электродвигатели. Из тонны отходов в итоге остаётся около 60 килограммов золы. «Вещество, с эпидемиологической точки зрения, почти безвредное, четвёртого класса. Захоранивается на полигоне в Сланцах. Технология прошла госэкспертизу», — заверяют в ведомстве.Play Video

Что касается очистки выбросов, то, по словам чиновников, она делится на несколько стадий. Сначала дожиг газов в специальной камере, затем сухая очистка на так называемых циклонах, потом мокрая методом барботажа в специальном центробежном агрегате — если на пальцах, то газ проталкивают сквозь воду. Подразумевается, что первые этапы нейтрализуют до 30% примесей, заключительный — до 70%.https://www.youtube.com/embed/N9DbZQ9mvjs?enablejsapi=1

По данным «СПАРК-Интерфакс», компания «Пиретта» корнями из-под Краснодара. Судя по сайту, предприятие там работает неподалёку от станицы Суздальская. В Тверской области и, соответственно, под Сланцами. Совладельцев четверо. Последняя доступная отчётность за 2019 год показывает 17,7 млн оборота и 8 млн убытка.

Но, судя по данным Роспотребнадзора и протоколам забора и исследования воздуха, юридически на сланцевской площадке работает ООО «Локус». Основной вид деятельности – «сбор неопасных отходов». Итоговых финансовых показателей в СПАРКе нет, но есть общая сумма контрактов — 15,6 млн за прошлый год и около девяти за нынешний. Компания зарегистрирована в Петербурге, принадлежит не очень известному Николаю Устинову.

Судя по сайту «Пиретты», модель бизнеса у компании следующая: медучреждениям бесплатно предоставляются специальные холодильники для сбора медотходов. В зависимости от скорости накопления для каждой больницы устанавливается график вывоза. Здесь отметим, не секрет, что больницы постепенно отходят от метода обработки медотходов у себя на территории. Как правило, методом автоклавирования. Судя по профильным ресурсам, от этой технологии постепенно уходят, поскольку она длительна и не обеспечивает 100-процентного обеззараживания.

Как рассказали в администрации Ленобласти, предприятие стоит на учёте как объект негативного воздействия на окружающую среду и подлежит федеральному контролю. Основные полномочия за Роспотребнадзором. В части выбросов, золы и функционирования площадки в целом участвуют Росприроднадзор, Минприроды, природоохранная прокуратура, районная прокуратура, трудовая и пожарная инспекции. Помимо этого, с выездными проверками могут приезжать и представители больниц. По данным комздрава, несколько таких выездов уже было.

В Ленобласти располагается несколько предприятий по сжиганию отходов. Так, «Петросервис» в Мурино, специализируется на конфискате. Под Ломоносовом работает «Пром Эко», уничтожает биологические отходы. Был ещё «Белый Трест», но компания работала, скажем образно, на «буржуйке», а владельца в итоге арестовали за лукавую логистику. На крупных скотобойнях обязательно есть печь для сжигания биоотходов. В Петербурге из крупных: фирма 3RGroup в Металлострое, занимается широким спектром медотходов, «Эко-Берн» в Обухово, где у компании серьёзная печь, работающая по технологии пиролиза, «КДЖ» в Красногвардейском районе и ПТЦ «Спецтранс» на Глухоозерском шоссе.

47news связался с представителем «Пиретты» на Северо-Западе Анатолием Дементьевым.

— Вы в курсе, что местные жители вашим предприятием, мягко говоря, недовольны? — спросил для начала 47news.
— Слышал. Мы постараемся объяснить, что не представляем опасности. Специально выбирали место вдалеке от жилья. У нас санитарная зона по факту в 14 раз больше, чем полагается по нормам. Да такие предприятия должны быть в любом регионе. Я уже молчу про пандемию и отходы от ковид-стационаров. Почему-то никто не думает, куда они деваются!?
— Возможно, но в методе есть слово «сжигание».
— Может, по ощущениям и звучит опасно, но по факту это самый эффективный метод с точки зрения эпидемиологической безопасности. А ряд отходов в принципе не подлежит иным способам обработки. Например, послеоперационные отходы, просроченные лекарства. Это примерно 30% от всего объёма.
— Сколько вложили?
— Более 30 млн рублей. Предприятие образцовое, соответствует все нормативным документам и санитарным правилам. Всё дезинфицируется.
— Дым из трубы тоже?
— Концентрации на границе санзоны существенно меньше предельно допустимых значений. Дым полностью рассеивается в пределах 100 метров и на границе пятисотметровой санитарно-защитной зоны концентрации не превышают природного фона. В Петербурге, кстати, фон больше. По факту же мы выделяем в десять раз меньше допустимого разрешениями. Более того, я не понимаю, в чём именно мы так провинились — между нами и Сланцами пять предприятий более высокой категории опасности, полигон ТБО, цементный завод, аккумуляторный завод, — уже с эмоцией добавил собеседник.
— Как часто вас проверяют?
— Ну, точно чаще, чем вас. Недавно вот завершилась прокурорская проверка, были проведены измерения выбросов Росприроднадзором и Роспотребнадзором.
— У жителей претензия, её часто можно встретить в соцсетях — почему вы не проводили общественные слушания?
— В нашем случае такой необходимости нет. По Градостроительному кодексу, достаточно назначения участка. Тот, где расположена площадка, имеет разрешенное использование для объектов I и II класса опасности. Мы относимся к предприятиям II класса – «мусоросжигательные заводы, мощностью до 40 тысяч тонн/год». Кстати, нормативы по выбросам согласованы Роспотребнадзором на пять установок, а работает две, и увеличивать мощности мы не планируем.

Здесь заметим, что при всей технологической подкованности собеседник явно не знаком с реалиями Ленобласти. Так, уже не первый год буксует мусорная реформа. Уже подключился Владимир Путин, но движения малозаметны, несмотря на созданного как бы мегаоператора. Полигоны при этом почти переполнены.

Одна из очевидных причин — страх власти при малейшей вероятности протестов. Зависимость от общественного мнения уже называется и мусорным вальсом на месте, и мусорным штилем. На практике достаточно десятка человек с плакатами и обращений к президенту, как было в тех же Сланцах. В Волосово после выхода людей на улицу была остановлена согласованная реконструкция полигона. Гора мусора в Янино и вовсе стала нарицательной — её не могут вывезти два года из-за опасения бунта в локациях приёма. Даже разговоры о выделении земли под мусороперерабатывающий завод умолкают после выхода людей на улицу.

Что касается мусоросжигания, то про неприятие этого вида утилизации публично говорилось в реляциях правительства Ленобласти. Хоть и касается это коммунальных отходов, но чиновники на всякий случай опасаются. Планы сжигать отходы при ТЭЦ вызвали эмоцию страха. К слову, итоги конкурса на технологию неоднократно переносились, да так и сгинули тихонько. А причина дрожи ежегодные выборы — электорат злить нельзя. Если в позапрошлом году выбирали муниципалов, в прошлом — губернатора, то на этот раз — в Госдуму. Есть мнение, что инвесторы начали о чём-то догадываться.

47news напоследок спросил «Пиретту», изучала ли компания влияние общественного мнения, читай — порой иррационального гнева на бизнес в Ленобласти. «Хотя бы смотрели реакцию жителей по публикациям медиа?» — насторожился журналист.

— Честно говоря, нет, мы же технологи, — ответил он.
— Поздравляю, — отметил автор.

Виктор Смирнов,
47news