Перспективный контроль

Новый надзорный орган будет контролировать хранение и переработку опасных отходов

«Guide Краснодарский край и Адыгея». Приложение №155 от 31.08.2021, стр. 32

Вопрос утилизации автомобильных аккумуляторов и батареек
остается открытым

Вопрос утилизации автомобильных аккумуляторов и батареек остается открытым

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ

https://www.kommersant.ru/doc/4965936?query=%D0%A4%D0%95%D0%94%D0%95%D0%A0%D0%90%D0%9B%D0%AC%D0%9D%D0%AB%D0%99%20%D0%AD%D0%9A%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0%98%D0%A7%D0%95%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%99%20%D0%9E%D0%9F%D0%95%D0%A0%D0%90%D0%A2%D0%9E%D0%A0

Работа с опасными отходами, к которым в том числе относится медицинский мусор, будет контролироваться «Федеральным экологическим оператором», начинающим работу с марта 2022 года. В Краснодарском крае участники рынка говорят об излишнем давлении, а также о дублировании функций надзора уже существующих ведомств. Правда, есть мнение, что в этой сфере надо навести порядок, вывести его из серой зоны. Кубань начинает работу с опасными отходами по новым правилам одновременно с завершением строительства объектов для хранения и переработки ТКО, к работе в регионе которых у федерального правительства также есть претензии

Сфера отходов вызывает традиционно много вопросов среди жителей, которым не нравится строительство полигонов в непосредственной близости к домам, и чиновников, заявляющих, что без возведения специализированных объектов проблема не решится. На Кубань обратили внимание и в Москве.

«В связи с критичностью переполняемости полигонов, недовольством граждан сложившейся ситуацией и отсутствием хода работ по строительству объектов в Краснодарском крае пришлось в срочном порядке разрабатывать отдельную «дорожную карту» по реализации инфраструктурных проектов в области ТКО»,— заявил в августе 2021 года на встрече с регионами министр природных ресурсов и экологии России Александр Козлов. Отметим, согласно статистике администрации Кубани, край производит 2,5 млн тонн отходов в год.

Есть и негативные примеры. Так, в пригороде Краснодара была обнаружена незаконная свалка опасных отходов. Прокуратура провела проверку по данному факту, после чего 25 августа было возбуждено уголовное дело. Нанесенный земле ущерб оценили в несколько миллионов рублей, несмотря на то, что площадь загрязнения составила 0,22 га. Сейчас идет розыск тех, кто пренебрег законодательством по вывозу и утилизации мусора.

Ожидание порядка

С 1 марта 2022 года меняется подход к работе с опасными отходами. Речь идет о принятом законе №225-ФЗ, который обязывает «Федерального экологического оператора» (ФЭО) проводить работу по всей цепочке —от сбора и транспортировки до обезвреживания и утилизации.

Судебный эксперт, эколог, эколог-аудитор, преподаватель ФГОУ «Краснодарский региональный институт агробизнеса», учебного центра ООО «Профессионал» Валентина Ищенко напоминает, что в рамках проекта оператор должен был перепроверить и сформировать актуальные данные об участниках рынка и объемах образования отходов, создав государственную информационную систему, которая в свою очередь позволила бы: онлайн контролировать потоки движения отходов от источника их образования до места переработки; отслеживать маршруты по системе ГЛОНАСС; выстраивать оптимальную логистику; строить прогнозы; централизованно вести договорную работу; моделировать наилучшее размещение инфраструктуры.

Валерий Максимович, председатель совета директоров ООО «Агентство «Ртутная безопасность»:

Во всем мире многие десятилетия идут процессы улучшения к экологии, и нам в России необходимо начать сегодня и продолжать также в будущем вести такую комплексную работу: внедрять раздельный сбор, улучшать технологии переработки, изыскивать средства в бюджете, создавать целевые программы, заниматься просвещением населения. Компания АРБ много лет на общественных началах проводит в самых разных городах России и края акции по сбору опасных отходов от населения и утилизирует за свой счет тысячи тонн такого мусора. Неплохо было бы и властям включиться в эту работу.

Председатель совета директоров ООО «Агентство «Ртутная безопасность» Валерий Максимович напоминает, что деятельность по обращению с отходами в России регламентирована законами о лицензировании, об отходах производства и потребления, а также нормами об охране окружающей среды. ТКО допустимо размещать на полигонах, отвечающих требованиям природоохранного законодательства, остальные отходы I-IV класса опасности должны быть утилизированы или обезврежены.

«Любое несанкционированное захоронение или размещение таких отходов карается по закону. Некоторые виды отходов возможно утилизировать с одновременным производством вторичных материальных ресурсов, а ряд иных отходов подлежат обязательному обезвреживанию или полному уничтожению, в том числе медицинские»,— подчеркивает Валерий Максимович.

В рамках создаваемой структуры по обращению с опасными отходами образован интегратор в контуре управления госкорпорации «Росатом» — «Русатом гринвэй», который собирает практику обращения и передает ФЭО для использования в работе при построении схемы на уровне целой страны.

Генеральный директор «Экополимер» Вадим Каверда относится к созданию экологического оператора, задачей которого будет контроль работы с опасными отходами, положительно. Он говорит за время работы на мусорном рынке порядка в этой части сегмента не наводилось, в том числе по обращению с медицинскими отходами.

«Контроля нет по сей день. Получается, некоторые региональные операторы вывозят отходы в непонятном направлении, но отчитываются, что транспортируют на полигоны, сортировочные станции»,— подчеркнул Вадим Каверда.

С ним не во всем согласен директор компании «Биопотенции» Денис Гаржа, который видит неоднозначную ситуацию и не уверен в целесообразности создания еще одного регионального оператора.

«На мой взгляд, ФЭО никаких проблем не решит, ничего не упорядочит и не систематизирует. Есть федеральные законы, регламентирующие деятельность, оператору придется исполнять эти законы»,— прокомментировал Денис Гаржа.Предприятия смогут перерабатывать опасные отходы, получив необходимую лицензию, в ином случае необходим договор с ФЭО, стоимость услуг которого определит ФАС. При этом самостоятельно накапливать отходы компания сможет на протяжении 11 месяцев, дальше процесс выходит за пределы понятия размещения

Переработка в перспективе

На данный момент, согласно официальной статистике, из 350 тыс. тонн опасных отходов на переработку идет только 1,5%, несмотря на то, что классификатор показывает 444 вида отходов I и II класса. Например, к такому мусору относятся свинецсодержащие, ртутьсодержащие, отработавшие химические источники тока, органические горючие отходы химических и нефтехимических производств, водные неорганические отходы.

Валентина Ищенко обращает внимание, что внесенные в законы изменения пока не привносят ясности и прозрачности в организацию дальнейших действий для тех, кто заинтересован в передаче отходов I и II класса опасности, образовавшихся как на предприятиях, так и быту у населения.

«По крайней мере на сегодняшний день на сайте федерального оператора размещена информация о тестовом режиме работы ГИС, более того, просто гражданин не может получить полноценной и достоверной информации, что же ему делать с батарейками и ртутьсодержащими люминесцентными лампами»,— говорит Валентина Ищенко.

Также, отмечает эксперт, вопрос с автомобильными аккумуляторами или батарейками остается открытым, а на фоне всеобщего экопросвещения и воспитания отсутствие элементарной информации создает предпосылки недоверия к внедряемой системе.

Все отходы, согласно законодательству, должны накапливаться и транспортироваться к месту утилизации исключительно в специальной таре, обеспечивающей безопасное обращение с этими отходами. Валерий Максимович подчеркивает, что особенно важно использовать спецтару для токсичных, горючих, ядовитых, летучих отходов, к которым относятся ртутьсодержащие лампы и термометры, бытовые батарейки, масла и спирты, потерявшие потребительские свойства, оргтехника и бытовая техника, автошины, полимеры и конечно-медицинские отходы всех классов опасности.

«И если по ряду отходов уже ведется работа по организации раздельного сбора, то наиболее опасные — ртутьсодержащие и медицинские, шины и масла отработанные, по-прежнему не собираются населением, поступают в контейнеры для ТКО, затем на полигон, не предназначенный для размещения таких объектов. Оттуда попадают в почву, воду и атмосферу, мигрируя и негативно воздействуя на население, которое выбросило эти отходы в ТКО. Большая часть жителей начала привыкать к раздельному сбору, но пока нет предложения от власти, удовлетворяющего спрос уже на текущем этапе»,— подчеркнул Валерий Максимович.

Валентина Ищенко, судебный эксперт, эколог, эколог-аудитор, преподаватель ФГОУ «Краснодарский региональный институт агробизнеса»:

Тарифы федерального оператора по обращению с отходами I и II классов опасности подлежат государственному регулированию. Более того, согласно нормам закона, оператор в целях соблюдения антимонопольного законодательства и предупреждения его нарушения вправе организовать систему внутреннего обеспечения. И если таковая система будет воплощена, то ФАС в течение тридцати дней дает заключение об их соответствии или несоответствии требованиям законодательства. Поэтому беспокойство бизнеса в части возникновении монополии по обращению с отходами I и II класса опасности преждевременно и скорее вызвано опытом реализации реформы обращения с твердыми бытовыми отходами и поведением некоторых региональных операторов.

Схема прирастет участниками

Новая схема обращения с опасными отходами будет включать цепочку из трех участников, а не двух, как сейчас. Помимо ФЭО, будут операторы по переработке, а также физические и юридические лица, которые, собственно, и являются источником появления отходов.

«У нас пока непрозрачный рынок обращения с отходами. В России существует закон об утилизации, который четко регламентирует, кто и чем должен заниматься. Но, к сожалению, на рынке полный хаос. В результате — страдают все: от людей до конечных производителей»,— подчеркнул Вадим Каверда.

По мнению эксперта, работу в секторе отходов можно сравнить с банковским бизнесом: тот же круговорот организаций, учреждений.

«По сути, одна система координат. Но на рынке России у нас четыре-пять госбанков, они все ориентированы на рыночные отношения, между собой конкурируют. И политика государства в политике бизнеса никак не отслеживается. Порядка в мусоре нет и, на мой взгляд, еще долгое время не будет. А если появится какой-то оператор, который будет контролировать обращение с опасными отходами, то это только будет на пользу»,— считает Вадим Каверда.

При этом предприятия могут перерабатывать опасные отходы, получив необходимую лицензию, выдавать которую будут после создания необходимых условий и прохождения проверок. В ином случае необходим договор с ФЭО, стоимость услуг которого определит Федеральная антимонопольная служба. При этом накапливать отходы предприятие сможет на протяжении 11 месяцев, дальше процесс выходит за пределы понятия размещения и отходы нужно будет вывезти.

«По закону размещение определяется как хранение для последующей утилизации. Поэтому должна быть программа действий, а в ней — конечная цель и способы переработки»,— заявлял ранее представитель ФЭО.

Третьими участниками процесса являются операторы — компании, которые могут осуществлять транспортировку и переработку. Они наряду с необходимой разрешительной документацией должны иметь договор с ФЭО.

Стоимость услуг оператора, отмечает Валентина Ищенко, при передаче отходов I и II классов опасности определяется исходя из предельных (максимальных) тарифов ФЭО.

Все отходы, согласно законодательству, должны накапливаться и транспортироваться к утилизации исключительно в специальной таре

Все отходы, согласно законодательству, должны накапливаться и транспортироваться к утилизации исключительно в специальной таре

Фото: Влад Некрасов, Коммерсантъ

Курс на монополию

В ФЭО подчеркивают, что «Федеральный экологический оператор» будет работать с отходами, которыми в России в части переработки и утилизации практически не занимаются, например, ртутьсодержащими, органическими горючими и неорганическими отходами. В сектор переработки, например, аккумуляторов и батареек ФЭО заходить не будет, поясняют в компании, так как такие мощности в стране уже имеются.

Денис Гаржа не согласен с мнением ФЭО, подчеркивая: проблем на рынке много, но они носят технический и технологический характер — физическая транспортировка, утилизация.

«Нужно искать пути решения именно в этом направлении»,— считает Денис Гаржа.

Эксперт обращает внимание, что необходимую инфраструктуру можно достроить или эксплуатировать без ФЭО — без регионального оператора. Денис Гаржа напоминает, для контроля за работой есть органы надзора: ФАС в части ценовой политики, прокуратура, Росприроднадзор — федеральные, региональные.

«Транспортировка и сейчас находится под контролем, так как это лицензируемый вид деятельности. Можно создать три уровня региональных операторов, которые будут следить друг за другом, но от этого техническая и технологическая части не улучшатся»,— считает Денис Гаржа.

Вадим Каверда комментирует появление искусственной монополии на фоне создания регионального оператора, который будет полностью вести контроль переработки опасных отходов.

Ответственность поможет порядку

Закон не только прописывает жесткие схемы построения работы с опасными отходами, но и ужесточает ответственность для компаний. По мнению правительства, на данный момент в этом сегменте рынка не хватает инфраструктуры для утилизации, хранения и переработки. Это доказывается возбуждением дел по факту нарушения порядка работы с отходами.

Перерабатывать отходы I и II классов опасности ФЭО планирует на семи заводах. Четыре комплекса для уничтожения химоружия — в Саратовской, Кировской, Курганской областях и Удмуртии — перепрофилируются. Это «Михайловский», «Мирный», «Щучье» и «Камбарка» соответственно. Одна из трех новых площадок — экотехнопарк на территории «Усольехимпрома» в Усолье-Сибирском Иркутской области. Там будут перерабатывать ртутьсодержащие отходы. Еще две площадки проходят процедуры согласования. Совокупная производственная мощность семи заводов будет составлять около 350 тыс. тонн в год.

На предприятиях ФЭО планируют использовать физико-химические технологии и высокотемпературное обезвреживание. Например, гальванические растворы обработают химреагентами, потом выпарят воду. Итогом станет получение безопасных твердых солей.

Поскольку заводы будут специализироваться на определенном виде загрязнителей, то логистика может повлиять на итоговую стоимость, отмечают эксперты, говоря о том, что предприятия начнут выбирать между транспортировкой и переработкой отходов или расходами на самостоятельную утилизацию.

Вадим Каверда, генеральный директор «Экополимер»:

Во всем мире это монополия. Допустим, в Германии нет конкуренции в этой сфере. И все в порядке. Конкуренция должна быть в тех сферах, где не предусмотрены какие-то риски для населения. Для этого нужно формировать открытый рынок. А какой открытый рынок медицинских отходов? Это больницы, медицинские учреждения, те же морги. Это не рынок, а жесткая структура, и в ней должен быть порядок. А так получается, когда порядка нет, мы с полигонов забираем мусор (пластиковые бутылки), а там, уж поверьте, от иголок до трупов животных. Есть компании на этом рынке, они достаточно дорого стоят. Я знаком с некоторыми из них и зная, как они подходят к процессу, полагаю участие государства в этих процессах не помешало бы.

«Когда вы строите завод, условно, в Калининграде и понимаете, что отходы оттуда поедут в Иркутскую область, где у ФЭО расположены мощности для переработки вашего вида отходов, вы должны оценивать свои инвестиционные риски. У вас есть предусмотренное законом право самостоятельно утилизировать эти отходы. Если вы видите, что выгоднее построить цех по их переработке у себя на площадке,— отлично. Если выгоднее передать на переработку, значит, пользуемся той инфраструктурой, которая существует»,— объяснял ранее представитель ФЭО. .

В соответствии с законом №225-ФЗ ФЭО также станет оператором государственной информационной системы учета и контроля за обращением с отходами I и II классов опасности (ГИС ОПВК).

«С помощью данных, которые будут содержаться в ГИС ОПВК, появится возможность оптимизировать логистику сбора и транспортирования отходов, обеспечить загрузку производственных мощностей добросовестных операторов, исключить коррупционные правонарушения, а главное, полностью контролировать соблюдение схемы потоков отходов, исключив появление новых объектов накопленного вреда окружающей среде»,— подчеркнула руководитель проектного офиса ФГУП ФЭО Лариса Лапина.

Задача ФЭО — обеспечить до конца 2024 года переработку 65% переданных ему отходов, самостоятельно и с помощью операторов, и вернуть бывшие отходы в новый цикл использования. Эти показатели заложены в нацпроекте «Экология», рассчитанном на 2019–2024 годы.С 1 марта 2022 года меняется подход к работе с опасными отходами. Речь идет о принятом законе №225-ФЗ, который обязывает «Федеральногоэкологическогооператора» (ФЭО) проводить работу по всей цепочке — от сбора и транспортировки до обезвреживания и утилизации

Свое мнение по поводу введения ФЭО высказали в АО «Мусороуборочная компания», которое занимается работой с неопасными отходами. По словам представителя фирмы, на системе работы или ценовой политике это не скажется.

«При сортировке, в случае выявления опасных отходов, они определенным образом складируются и передаются компании, которая имеет право на работу с таким видом мусора. Для нас порядок работы не изменится»,— прокомментировали в АО «Мусороуборочная компания».

«На сегодняшний день мы не знаем, что где лежит. Если взять медицинские отходы — то же самое. А медицинские отходы — это специфическая группа. В силу того, что рынок закрытый, участники рынка позволяют себе нелегальные действия. Поэтому контроль в закрытых рынках нужен. А в рынках других нужно открыть. Мы над этим работаем, реализуем проект «Биржа вторичного сырья». Хотим, чтобы все участники рассказали о том, что у них и где лежит, для того чтобы получить доступ»,— подытожил Вадим Каверда.

«На вопрос, «Что дополнительно нужно предпринять для работы с опасными отходами?» прежде всего хочется отметить отсутствие типовых инструкций по накоплению опасных отходов, отсутствие информации о действиях при инцидентах (разбилась лампа, потекла батарейка), действиях и возможности самостоятельного устранить выявленные инциденты. Конечно же, на химзаводе, нефтеперерабатывающем производстве или складе пестицидов существуют инструкции, регламентирующие действия персонала, но опасные отходы образуются и у малого бизнеса, и в жилом секторе. Для граждан должны быть разработаны обобщенные информационные материалы, размещаемые в открытом доступе»,— резюмирует Валентина Ищенко.

Андрей Гусий